Чёрным по белому.

С Залиной Мукожевой мне посчастливилось познакомиться давно, в глубоком детстве. Мы часто и много общались, рассказывая друг другу обо всём, что бередило душу. Поводом к сегодняшней беседе с ней стала потребность рассказать о её таланте рисовальщика, внезапно открывшемся и по-настоящему удивительном.
С чистого листа
История пестрит случаями, когда художественно одарённые личности, получившие фундаментальное образование по какой-то известной только им причине перечёркивали весь приобретённый опыт классического рисования и, пренебрегая академической школой, начинали всё сначала. Революция сознания побуждала их к поиску себя, постижению белых пятен собственной души, и тогда они начинали всё с чистого листа, с первозданных форм художественного выражения. Их произведения не имеют ничего общего с повествованием, это крик души, отчаянный и прекрасный.
Залина росла в атмосфере творческой, живой, с детства занималась в музыкальной школе на фортепиано, окончила английское отделение филологического факультета КБГУ. В семье самые близкие ей люди писали стихи, создавали художественные произведения, играли на музыкальных инструментах, пели, рассуждали о литературных произведениях и философствовали. На этой генетически плодородной почве, согретой индивидуальным эмоциональным восприятием, со временем произросло дерево, давшее добрые плоды. Возможно, как раз отсутствие художественного образования и позволило Залине создавать ни на что не похожие, пронзительные и оригинальные графические работы, раскрывающие глубокие подсознательные импульсы её личности.
В детстве далёком
– Всё началось в далёком детстве, – рассказывает Залина. – Семья, в которой мне посчастливилось родиться, на общем фоне окружавших нас была особенной. Мы не росли в банальности или серости, в меньшей степени нас интересовали сиюминутные бренные вещи, о быте мы думали постольку, поскольку это было необходимо для обеспечения жизнедеятельности. Пример старших задавал тон всему, с чем мы встречались в жизни. Дедушка Аллахберди Мокаев был кандидатом педагогических наук, заслуженным учителем РСФСР, директором школы, бабушка Анна Мокаева посвятила жизнь педагогике, обучая студентов русскому языку и литературе. Они были  искренне заинтересованы в воспитании и самореализации потенциала детей и внуков. Особую роль в нашем становлении сыграло общение с дядей – Владимиром Мокаевым, являющимся народным мастером РФ,  членом Союза писателей РФ, заслуженным работником культуры КБР. В нашей семье отношение к самым обычным вещам и явлениям было, как мне кажется, не таким, как у других, оно крупинками вкладывалось, вплеталось в наше сознание, побуждая к поиску себя. Сестра моя в пору нашей юности училась в художественном училище, мы часто общались, я видела, как и что она рисует, как готовится к итоговым просмотрам. Я подолгу наблюдала за процессом её рисования, присматриваясь, как рисуется анатомия человека, строится перспектива, иногда приезжала с ней в художественные мастерские, где кипела творческая жизнь. Однажды мы разрисовали стены в комнате, готовящиеся под новые обои. Поиск монументальных образов  привёл к какому-то открытию в сознании, когда я поняла, что закрываться от нового не стоит. Меня всегда удивляло, когда мама, разговаривая по телефону, машинально начинала что-то рисовать, а по окончании беседы получался замысловатый рисунок. Каждую лекцию в университете я также комментировала подобными зарисовками. То есть все мои переживания в той или иной степени запечатлевались на бумаге, в психологии, как я узнала позже, это называется медитативным рисованием.
ПЕРЕМЕНЫ
Несколько лет назад Залина с семьёй жила какое-то время в Германии. В Европу они попали зимой в канун Рождества и чтобы не скучать, занялись с детьми декорированием дома – бумажная пластика, аппликации, графические и живописные рисунки, которыми украсили стены нового жилища. В какой-то момент переживание перемен в жизни вылилось в необъяснимую грусть, попросту называемую хандрой. Она взяла чёрную ручку и, особо не задумываясь, стала рисовать каких-то человечков, постепенно создав для них целый мир. Вымышленные персонажи с несуществующей планеты, внезапно образовавшие сюжетный цикл, вполне могли составить полноценный мультфильм. Сначала её поддержали дети, они очень обрадовались рождающимся на глазах мультгероям. Однажды заглянувший к ним сосед попросил оставить эти рисунки ему, не забирать их с собой уезжая. Это было первое признание, удивившее Залину. С тех пор, когда она рисует, вся семья ходит на цыпочках, понимая, что происходит что-то волшебное.
ЧТО, ГДЕ, КОГДА
– Неизвестно, увидели бы мои рисунки мир, если бы не соцработник Марина Хака, – рассказывает Залина. – Она тут же предложила показать работы общественности, связалась с мэрией, нашла людей, продвигающих таланты, и с характерной немецкой педантичностью принялась за дело. С её стороны это был абсолютно бескорыстный поступок, ей хотелось помочь начинающему таланту. Меня это всё очень удивляло, я стала задумываться, может, действительно в моих работах что-то есть и стоит отнестись к ним серьёзнее. Не могу не отметить, что немцы в восторге от любого креатива, от любого, даже малейшего проявления творчества. Дело в том, что они большие трудоголики, им некогда остановиться и подумать о прекрасном. Марина удивительно быстро организовала вернисаж в выставочной галерее мэрии, на открытии были депутат, работники мэрии, художественный совет города, представители СМИ, горожане. У всех на лицах были удивление и некоторая озадаченность, по-моему, никто не понимал, что изображено, в каком жанре и стиле, но всем было интересно. Художественный совет дал высокую оценку моим работам. Часто задаваемыми вопросами на выставке были «Что это? Как и где это у вас происходит?»
БЕЗ ПРАВА
НА ОШИБКУ
Отличительной особенностью создания рисунка у Залины является практически непрерывная линия, создающая произведение в один присест, ничего не оставляя на потом, так как в следующий раз это будет уже новая история. Начинаясь в любой точке листа, линия развивает сюжет и останавливается в месте логического завершения. Никаких черновиков и исправлений, замазок и затирок. Рисунки автор не мнёт, не избавляется от неудачных работ, всему находя философское объяснение. Это возможно благодаря абсолютной концентрации рисовальщика на текущем моменте, аккумулировании воображения, внимания, памяти, координации движения руки, подобной работе нейрохирурга. Не последнюю роль в этой технике сыграл навык игры на фортепиано. Залина предпочитает графику с её точным попаданием в цель, метким выражением мысли. Она не приукрашивает мир, работая в своей эстетике, искренность для неё – главный импульс, если это оскал, то оскал, некоторых это пугает. Названия работ говорят за себя: «Клоунесса», «Паралимпиец», «Одиночество Додо», «Купаться запрещено», «Квантовая коза» и др. Рисунок начинается с фрагмента, с вычурной детали, к которой пририсовывается вся воображаемая композиция. Иногда что-то вмешивается в процесс рисования, сбивая руку, смазывая линию, что приводит автора в недоумение, но и такую ситуацию можно объяснить, например, «божественным вмешательством». Парадокс состоит в том, что именно эта досадная «поломка» и является необходимой для полноты звучания, основным, завершающим аккордом. Рисунок Залина начинает вдруг и безотлагательно, ей  кажется, что какая-то важная информация просится в мир, желая изменить его, как будто что-то происходит вне масштабов нашего понимания, и она чувствует, что это надо передать людям.
НЕЧТО СТРАСТНО
СТРЕМЯЩЕЕСЯ В МИР
– Мы все очень одиноки, рождаемся, практически выживаем, умираем, – рассуждает художница. – Несмотря на то, что все взаимосвязаны, говорим на понятном языке, мыслим одними категориями, но к единству никак не придём. Рисуя, я думаю: вдруг кого-то мои работы натолкнут на прогрессивные мысли, открытия, на что-то большое и красивое. Может, всё, что я делаю, задумано ради озарения одного-единственного человека. Рисование для меня – это работа над собой, я выкладываюсь на сто процентов. Иногда, завершив рисунок, открываю что-то в самой себе, убеждаясь в том, что  каждая, даже маленькая работа – целая жизнь с её внутренними законами и коллизиями.

Марина БИДЕНКО.
Поделиться: