Приз генерала Емануеля из 400 рублей.

Экспедиция наша под личным начальством генерала от кавалерии Емануеля выступила с Горячих Минеральных Вод к Эльбрусу 26 июня. С нами отправились прибывшие из Санкт-Петербургской Академии наук господа: ординарный профессор минеролог Купфер, хранитель Академического музея зоолог Менетрие, физик адъюнкт-профессор Ленц, доктор ботаники Мейер из Дерпта и горный чиновник Луганского завода обер-хютен-фервалтер Вансович.
8 ИЮЛЯ, преодолев все трудности в пути, мы прибыли к подошве Эльбруса и расположились при речке Малка. Все тяжести оставлены были в Вагенбурге за 15 верст до Эльбруса, а одно орудие довезено на 8 верст от места, где был поставлен лагерь.
Крутизна спусков и подъемов и теснота тропинок, проложенных по быстрым покатостям гор, препятст-вовали пробираться далее иначе как пешком или верхами налегке; но по всей дороге мы не встречали, однако же, нигде тех непроходимых болот и вообще естественных препятствий, которые, по описаниям Клапрота и других путешественников, должны находиться в окрестностях Эльбруса.
Погода нам не благоприятствовала: ежедневные туманы и дожди затрудняли путь наш. Прибыв к подошве Эльбруса, мы предполагали дождаться хорошей погоды, но, к общему удовольствию нашему, на другой день с рассветом небо прояснилось, облака совершенно исчезли, и двуглавый Эльбрус открылся перед нами во всем своем блеске.
Господа академики решили воспользоваться столь благоприятным временем для исполнения своего предприятия. Мы поспешили снабдить их всем нужным к совершению столь трудного пути, то есть заготовили им шестов, кольев, веревок и пр. Для сопровождения их было дано несколько человек черкесов и охотников из казаков.
В 9 часов утра сии господа выступили из лагеря и к вечеру достигли только до первого снега, где и расположились ночевать, поднявшись всего верст восемь.
На другой день (10-го числа), в 3 часа пополудни, пустились они далее. Утренний мороз им способствовал, и они продвигались довольно успешно; но чем далее, тем шествие становилось медленнее, ибо снег таял от солнца и обрушивался под ногами. Наконец стали они довольно часто останавливаться для отдыха и растянулись на небольшие отделения. Мы, оставшиеся в лагере, с крайним любопытством наблюдали медленное шествие сих странников.
К 9 часам утра, пройдя гораздо более половины горы, расположились они за скалами отдыхать и скрылись от нас совершенно. Спустя час времени явился из-за скалы один только человек и стал продвигаться довольно твердыми и мерными шагами к вершине Эльбруса. Тщетно ожидали мы последователей за сим предприимчивым путешественником: никто более не высказывался; напротив того, многие вскоре начали возвращаться обратно. Все взоры стали следить за тем, кто совершил столь смелый подвиг. Отдыхая на каждых пяти или шести шагах, он шел бодро вперед. Приблизившись к самой вершине, он исчез между скалами. Долго каждый из зрителей с нетерпеливым участием ждал его появления. Как вдруг около 11 часов увидели мы сего смельчака на самой вершине Эльбруса. Ружейная стрельба, гром музыки и хор песельников торжественно огласили воздух при радостных восклицаниях всего стана о столь необыкновенном событии.
До самого вечера мы недоумевали, кто был сей первый из смертных, взошедший на вершину высочайшей из гор Кавказского хребта, считающуюся доныне неприступной. По возвращении наших путешественников мы узнали, что удалец, решившийся один взобраться на самую высокую точку Эльбруса и тем доказавший возможность сие исполнить, был один из вольных – кабардинец, бывший прежде пастухом. За совершение сего подвига сей Килар получил предназначенный генералом Емануелем приз из 400 рублей ассигнациями и 5 аршин сукна.
Один из господ академиков, господин Ленц, поднимался на высоту 15200 футов. Всего в Эльбрусе, считая от поверхности Атлантического океана, полагается 16800 футов, то есть около 5 верст пер-пендикуляра.
В окрестностях лагеря нашего, у подошвы Эльбруса, мы увидели прекрасные водопады разных речек; но образуемый Малкой превосходит всех: река сия с неимоверным шумом низвергается около двадцати саженей перпендикуляра. Току воды в сем месте не видно, но волны глыбами падают одна за другой. Пред сим водопадом, саженях в пяти, лежит через реку естественный каменный мост, заросший травой, и тут находится конная дорога в Карачаев и за горы к живущим там народам. Вообще виды в сих местах прелестны. Во время нашего странствования отысканы в горах свинец, каменное уголье во множестве и гибс; из камней – яшма, порфир, конгломерат и тому подобные, а из гранита состоит весь хребет Кавказа.

Поделиться: